«Территория науки» | ArtNauka - Физика невозможного
← Вернуться в блог

06.05.2016

Источник

«Территория науки»

fiz (4)
Я. РОЗОВА: Меня зовут Яна Розова, здравствуйте. На «Эхе» продолжается цикл передач, посвященных развитию науки в городе. Сегодня мой гость Николай Новоселов, директор проекта «АРТ науки».ДАВАЙТЕ ЗНАКОМИТЬСЯ.Николай Новоселов, 27 лет, окончил физический факультет южного федерального университета в Ростове-на-Дону. Магистр специализации теоретическая и вычислительная физика, педагог высшей школы. Проект «АНТ науки» запустил 4 года назад, его основная задача – популяризация науки. Это сценические научные шоу, и интерактивные ворк-шопы, научные мастер-классы и перформансы. Последние 2 года проект представляет Россию на международных фестивалях науки в Варшаве, Шотландии, Пекине и Абу-даби.

Я. РОЗОВА: Тема программы: «Эксперимент как искусство». И то, как вы это делаете, можно видеть в том числе и на фестивале науки в Москве, который в этом году пройдет 10, 11, 12 октября.

Н. НОВОСЕЛОВ: Мы будем представлять наши популяризаторские идеи, которые мы разрабатываем. Я думаю, что это будет большое шоу, и какой-то модуль обязательно с жидким азотом. Фестиваль науки – это большая-большая активность, где у нас есть и лекторы, и сценическая зона, и шоу, и огромная зона, где люди презентуют, чем они занимаются. Это лучшие университеты, это институты, это всероссийские научные центры, образовательные центры. Наша популяризаторская деятельность в отличие от многих коллективов – она заключена в работе со взрослой аудиторией. Обычно это что-то более экстремальное, более яркое потому, что в век 3D технологии мы должны человека просто чем-то покорить и сильно удивить. Ну, например касаемо рисования на воде. Это техника мармарирования. Она заключается в том, что все жидкости имеют разную плотность, и есть легкие жидкости, которые остаются на поверхности воды, и есть жидкости, которые тонут. Следственно если мы найдем такую жидкость, которая остается на поверхности воды, и не тонет, и она не портится от касания с водой, то мы получим вещь, которая будет которая плавает на воде. Такая ловушка. И что попадет в эту ловушку, оно заберет эту краску на себя. Как просто догадаться, вы знаете, что любое масло плавает на поверхности воды. Краске масляной нужна некоторая доработка потому, что масляная краска портится от воды. То есть, если мы введем туда пару других ингредиентов, и сделаем большую цветную ловушку, и потом пустим туда листик, цветочек, камешек, или новогоднюю игрушку, мы получим объемный объект, на который перенесется наша краска.

 

Я. РОЗОВА: То есть, такая картинка получится.

Н. НОВОСЕЛОВ: Да, она очень красивая, очень интересная. В Турции культ этого искусства есть, они рисуют очень много разных объектов, у них это  флористика. Это народное искусство. Лично я очень люблю потому, что этот рисунок можно рисовать до часа, это гипнотизирующее действо.

 

Я. РОЗОВА: Кроме этого опыта как вы заинтересовываете людей? Я знаю, что вы устраиваете подобные шоу еще и для школьников.

Н. НОВОСЕЛОВ: В большей степени мы работаем со школьниками например в рамках каких-то образовательных проектов. Например, вот мы любим выездные мероприятия образовательные, вот на Селигер ездим. В принципе это простые физические эффекты, с которыми мы так или иначе сталкиваемся в повседневной жизни. При наливании азота на руку это не страшно, но их него можно сделать выпивание азота, и выдыхание огромного столба пламени вверх. Азот расширяется, просто казалось бы. То есть, жидкость превращается в газ и расширяется. Но если мы закроем это в большую бутылку – оно взорвется, и взорвется очень сильно. Есть комбинации таких экспериментов, мы показываем, что происходит. В этом формате часто мы используем гарнитуры или микрофоны, и рассказываем о том, что происходит. То есть человек из ниоткуда получает интересную информацию. То есть, он пришел, он думал, что жидкий азот – это терминатор, боль, страдание, а оказывается интересно, его можно даже иногда пить.

 

Я. РОЗОВА: Я знаю, что вы представляете нашу страну в других странах. В каком качестве?

Н. НОВОСЕЛОВ: Например, вот в рамках выставки в Китае в Пекине, мы делали зону «Русская душа». Мы делали мороженое из жидкого азота но без молока, а с сиропами и с ягодным соком. По сути мы брали морс, и делали в виде звездочек или лайков, делали мороженой на палочке такое, фруктовый лед, и раздавали хорошим, но очень в большом количестве присутствующим китайским детям.

 

Я. РОЗОВА: Но в России такого рода популяризация науки существует относительно недавно.

Н. НОВОСЕЛОВ: Одни из первых таких экспериментов показательных проводили наши советские ученые, в рамках своих занятий. То есть, наша классическая школы физики, она сопровождала большим количеством экспериментов. А в Америке, у них из-за культа сериалов и телепередач, уже с 50-х годов, или там с 60-х начинались научн-популярной передачи на телевидении, а это другой формат. Это трансформировало восприятие научных шоу.

 

Я. РОЗОВА: А если опять же проводить параллели с мировым опытом. Что-то полезное вы для себя вынесли из этого, и что может быть у вас могут позаимствовать ваши коллеги?

Н. НОВОСЕЛОВ: Мы пошли по пути развития, а что у нас ценят. Вызывать людей, обливать их, поджигать их, взрывать что-то рядом с ними. И мы сейчас сделали новые большие пуски, которые стоят на 5 метров верх азота. Это наши разработки, мы сделали большие хлопки, серии взрывов, и мы к ним пошли по формату… Сценического формата шоу. И мы считаем это очень важно в нашем обществе потому, что у нас идет перенасыщение псевдонаучной информации, и люди видят фокусы с картами, какие-то такие странные вещи. Мне кажется, нужно больше показывать того, что в принципе есть и некоторые физические явления, которые могут выглядеть ярко и интересно. Потому, что все-таки дальше взрослые увидят что-то интересное, обязательно расскажут детям своим, и он будет способствовать возможно получению и знаний, он увидит это в интернете, такое направление.

 

Я. РОЗОВА: Как часто рождаются идеи?

Н. НОВОСЕЛОВ: У нас часто рождаются. В этом плюс, почему я люблю коммерческий сегмент. Потому, что ты должен реализовывать тот запрос, который есть у человека. То есть когда приходит государство, и говорит: нам нужно что-то. Ну, то есть и ты думаешь, что можешь предложить. А это обычно то же самое, что ты знаешь. Когда тебе приходит коммерческий заказ, у них есть очень четкое понимание, чего они хотят. И они говорят: у нас есть такая-то задача, нужно как-то сделать. Например, мы сделали такую штуку, всем известную, есть такое: вечный иней. Жидкость налита, трогаешь пальцем, она прорастает вниз кристаллами. Всем известная вещь, это обычный ацетат натрия, это. Употребляете, когда кушаете много сладких вещей, это консервант, насколько я помню. И он используется везде. Соответственно чем просто тыкать в нее пальцем в какую-то колбу, мы сделали что? Мы наливаем эту раскаленную жидкость на поверхность бумаги, ан открытку, и она прорастает кристаллами в горизонтальных направлениях. И получается у человека на глазах, прорастает в ту вещь, которую можно забрать с собой. В принципе, то есть стандартная трансформация, но это все приходит с того, что есть конкретный человек, которому нужно конкретные реализации его задачи. И это позволяет сузить круг экспериментов, и подобрать то, что ему действительно нужно.

 

Я. РОЗОВА: Ну для того, чтобы ставить свои опыты, и придумывать, вам нужна лаборатория. Где вы творите?

Н. НОВОСЕЛОВ: Ну, изначально конечно, как любая компания из фанатиков, мы творили у себя дома. Получали конечно проблемы от соседей. Мы сейчас снимаем большой офис, там большое количество народу каждый день чего-то интересное пытается сделать, разрабатывает с азотом, с сухим льдом, с сухими реагентами и так далее.

 

Я. РОЗОВА: Наука может приносить деньги?

Н. НОВОСЕЛОВ: В таком формате – да. Ну, вот мы говорили в Пекине с немецким коллективом, директор этого коллектива являлся председателем совета фестиваля науки «Вся Европа». И у него есть проект, который посвящен в германии, они ездят по школам и проводят мероприятия. Но большую часть денег они получают от спонсоров, и от государства. У них такая система, чем например у российских коллективов. У нас крайне мало количество коллективов может получать деньги от государства, и может реализовывать из адекватно. Фестиваль науки является тем случаем, когда из государственных денег делается нечто. Например, в 10-12 числах октября, когда он будет, это будет десятки площадок по всей Москве. Я не помню, в прошлом году их было больше 30-ти, я думаю, что сегодня их в этот раз будет вообще там штук 50. И в каждом-каждом месте идет огромная выставка, каждый университет пытается показать себя. Это рождение новой культуры мне кажется в России, это отправление чего-то нового, большого, интересного. Потому что то, чего никогда у нас не было, теперь есть у нас. В рамках фестиваля науки помимо Москвы, он еще проходит в нескольких городах. В одном из городов, например это возьмем тот город, откуда я – это Ростов-на-Дону. Пекинская выставка в 2-3 раза меньше, чем выставка в Ростове-на-Дону. То есть, можно себе представить московскую, которая в несколько раз больше ростовской, которая в несколько раз больше пекинской. Это действительно огромное мероприятие в многих-многих местах, которые нужно увидеть. Я уверен то, что вы увидите его всегда полностью. К этому надо стремиться.

 

Я. РОЗОВА: А в чем суть движения «АРТ наука»?

Н. НОВОСЕЛОВ: Наш комитет называется «АРТ наука». Кто как бы не называл его, это большое такое движение искусства даже больше, чем образования в России. И оно конечно существует повсеместно. Вы можете увидеть выставки по Москве, можете слышать про это, можете смотреть в интернете, это целое телодвижение. И наше восприятие, вы привыкли к тому, что это что-то, что стоит в музее. Это какая-то интерактивная вещь, например вот у меня есть хорошие друзья, это Юля Боровая, и ее партнеры, которые делают потрясающую интерактивную штуку. Ты одеваешь на голову прибор, и перед тобой большая зеленая поверхность, где плавает шар, который зависит от твоих мыслей. То есть, там магнитные, феромагнитные жидкости, их взаимодействие очень интересное. И мы привыкли к тому, что – это что-то музейное, что-то экспонатное.  Это стало большим-большим смешанным искусством, смешанным образованием, везде вокруг вас. И вот это интересное направление, куда мы движемся. То есть, это межконфессиональное направление, это не просто физика и химия. Физика-химия, там искусство химия. То есть, вот смесь из этого всего, и это движение набирает все больше. В принципе как раз таки это те движения, которые мы осуществляем. Мы смешиваем разные знания, например мы рисуем по воде с помощью физических знаний, которые мы используем. И это показывает людям, что в принципе те эффекты, которые видят вокруг себя, они не разъединены. То есть, компьютер и летающая птица в небе – это связанные понятия, и у них есть определенная связь. Вот еще один пример. Мы когда были вот на научном пикнике в Варшаве, и там было огромное количество институтов, университетов с Варшавы, с ближайших мест, других городов, и они демонстрировали огромное количество разных экспериментов. Все они показывали то, чем занимается университет. Судмедэксперты, медики, физики, коммуникаторы, телевизионщики, каждый находил яркую трактовку свои экспериментов. И это очень круто. Потому, что дети загораются тем, что они видят. Им становится интересно. То есть, они берут там нитку, два стакана, и делают первый в своей жизни телефон. Для кого-то это станет отправной точкой для изменения их жизни. Кто-то начнет рисование вращением, он начнет вращать лист, рисовать на нем красками, получит что-то новое для себя, ему это понравится. Он поймет, что ему нравится работать с этим материалом.

 

Я. РОЗОВА: Или захочет понять как это происходит, и начнет серьезно изучать тот или иной предмет.

Н. НОВОСЕЛОВ: Будет вращать все вокруг себя после этого.

 

Я. РОЗОВА: Это был Николай Новоселов, директор проекта «АРТ наука».

 


See also:

Поделиться

Подписаться на рассылку